МЕХАНИЗМЫ И ГУМАНИТАРНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЕСТРУКТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

Munch ScreamВ том случае, когда объектом деструктивной деятельности, направленной вовне, является отдельный человек, основными целями деструктивной деятельности будет физическое уничтожение человека – убийство или разрушение его личности. Именно эти формы деструкции и их последствия будут рассмотрены в настоящей главе.

В последние годы проблема убийства все чаще привлекает внимание как отечественных, так и зарубежных исследователей. Всестороннее рассмотрение убийства как социальной проблемы было проведено М. Смитом и М. Заном. Крупнейшим отечественным исследователем проблемы убийства является Ю.М. Антонян. Как показывают результаты данных исследований, убийство детерминировано теми же факторами, что и деструктивная деятельность в целом. Особенно это относится к убийствам незнакомых людей. Не говоря о причинах убийств, вызванных психиатрическими расстройствами, можно отметить, что они во многом являются результатом неблагоприятных переживаний в ходе социализации (например, насилие, которое индивид претерпел в детстве, или общение со сверстниками-преступниками), сочетающихся с плохо развитыми навыками преодоления этого негативного опыта. Дополнительными факторами, способствующими убийствам, становятся такие социально-экономические стрессоры, как низкий доход, плохое образование и неудовлетворительные жилищные условия.

Л. Берковиц отмечает, что убийства, которые случаются среди знакомых людей, нередко становятся следствием ссор, выходящих из-под контроля под воздействием сильных аффективных реакций, зачастую под воздействием алкоголя. В этих случаях жертва обычно активно участвовала в процессе насилия, который завершился ее гибелью. Среди всех непосредственных ситуационных факторов умышленных убийств значительное внимание исследователей привлекает доступность огнестрельного оружия. Широко признается, что владение огнестрельным оружием – фактор риска насилия со смертельным исходом.

Анализ статистических данных показывает, что убийства совершаются в городах чаще, чем в сельской местности. Женщины совершают убийства намного реже, чем мужчины. Так, по данным Единого отчета о преступности в США (Uniform Crime Reports, 1999) подавляющее большинство как среди жертв (76 %), так и среди убийц (90 %) составляют мужчины. На мужское население приходится примерно 77 % всех случаев убийств, и это более чем втрое превосходит показатель убийств для женского населения. Самый высокий уровень убийств в мире зарегистрирован среди мужчин в возрасте от 15 до 29 лет (19,4 случая на 100 000 человек), затем идут мужчины в возрасте от 30 до 44 лет (18,7 случая на 100 000 человек).

Как показывают многочисленные исследования, число убийств в мире постоянно растет. Так, в 2000 г. произошло около 520 000 убийств, что дает общий стандартизированный показатель, равный 8,8 случаев на 100 000 человек. В России в 2000 г. зарегистрировано 31,8 тыс. убийств (с покушениями). Рост убийств наблюдается в 41 регионе и особенно значительно в Республике Алтай, Владимирской области, Республике Тыва, Тульской, Магаданской областях, Чукотском автономном округе, Еврейской автономной области. По коэффициенту убийств в расчете на 100 тыс. населения Россия занимает одно из ведущих мест в мире, Так, в 1999 г. коэффициент убийств в США составил 5,7, в Германии – 1,2. В России коэффициент убийств на 100 тыс. населения составлял в 1913 г. – 20,3, а в 1996 –1997 гг. – 19,9. В 50 – 80-е годы ХХ в. в СССР этот коэффициент был значительно ниже (в 1956 г. – 4,9; 1966 г. – 6,1; 1976 г. – 7,0; 1986 г. – 5,3), а в 2000 г. в России он составил 21,9. В 2003 г. абсолютный показатель убийств в России составил 31 630 чел., коэффициент убийств – 21,8.

Следует отметить, что в последние годы в России ухудшаются социальные характеристики лиц, совершающих убийства. Растет доля рецидивистов в числе убийц, увеличивается доля преступников, имеющих патологические отклонения в психике, не исключающие вменяемости. Во многом это связано с интенсивными процессами алкоголизации населения. Увеличивается число убийств, обусловленных корыстными мотивами: приватизацией жилья, завладением автотранспортом.

Исследователи обращают особое внимание на то, что в последние годы увеличивается доля особо жестоких преступных посягательств на личность, нередко совершаемых с элементами цинизма, глумления над людьми, садизма. Кроме того, происходит определенное снижение «порога» мотивации при посягательствах на личность: увеличивается количество неадекватных и даже внешне бессмысленных убийств, мотив которых фактически связан с внутренней готовностью к преступлениям, активным поиском повода и ситуации для деструктивных действий.

Серьезной проблемой в настоящее время являются заказные убийства, раскрываемость которых намного ниже раскрываемости убийств в целом. По оценочным данным, в России действует около тысячи высокопрофессиональных киллеров. Это, как правило, бывшие сотрудники спецслужб, обученные не просто стрелять, взрывать, убивать, но и маскировать убийство под естественную смерть или несчастный случай, умело заметать следы. По данным В.В. Лунеева, ни один такой киллер-профессионал, получающий за совершение убийства от 50 до 100 тыс. долларов, не пойман.

Итак, в настоящее время в мире отмечается рост числа убийств, в том числе бессмысленных, мотивированных только стремлением человека к деструкции. Убийства детерминированы теми же факторами, что и деструктивная деятельность в целом, и являются объектом пристального изучения.

Деструктивная деятельность, направленная на других людей, может иметь целью не только их физическое уничтожение, но и частичное или полное разрушение их личности. Возможность деструктивного воздействия на личность в современной науке глубоко не осмыслена, не раскрыта. Данная проблема разрабатывается в основном спецслужбами, причем исследования, проводившиеся ими, засекречены. В открытой печати долгое время лишь упоминалось о существовании подобного явления в историческом и этнографическом аспектах. Например, в учебнике психиатрии под редакцией В.П. Самохвалова описан ряд этнопсихопатологических синдромов, которые встречаются в одних культурах в яркой форме, а в других в стертой. Это так называемый «susto-синдром», описываемый в Южной Америке, и синдром «voodoo, zombi». Susto-синдром характеризуется депрессией, тревогой, отказом от пищи, нарастающим страхом. В последующем возникает ощущение погружения души в глубины Земли, далее следует опустошенность. Встречается в детском и подростковом возрасте, возможна индукция и имитация одержимости. Связан с культом мертвых, воспринимается как одержимость духом умерших. Внешнее поведение напоминает кататонический и депрессивный ступор. Синдром voodoo, zombi относится к поведению «живых мертвецов». В Африке, где прослеживаются корни религии вуду, умерший неанга становится зомби, если причины его смерти не выяснены колдуном; элементы вуду описаны у дагонов, фанги, заир. Аналогом зомби является упырь (мертвец-вампир), нападающий на людей и животных, вследствие вселения в человека нечистой силы. Среди креолов Гаити существует тайное общество вуду. Согласно этнобиологической гипотезе «зомбификация» происходит следующим образом: жертва получает, нередко во время праздника и совместной трапезы, порошок, приготовленный из высушенной рыбы, в печени которой содержится тетродотоксин. В порошке содержится строго определенная доза токсина, которая не вызывает смерти, но замедляет метаболизм, внешне это состояние выглядит как глубокий ступор. Жертву хоронят, но затем колдун ее раскапывает и дает галлюциноген, содержащийся в грибах. Сбор грибов осуществляется у воды, омывающей кладбище. В момент дачи галлюциногена производится чтение директивного текста, который парализует волю жертвы, и она отдается в рабство на плантацию сахарного тростника.

Лишь в последние годы начинают активно публиковаться работы, посвященные деструктивному воздействию на личность в отдельных религиозных сектах. Возрастает интерес к манипулятивному воздействию на личность, причем отмечается, что его последствия чреваты угрозой внутреннего разлада, нарушения личностной целостности, разрушительным влиянием на личность. Исследователи обращаются к проблеме создания психофизического оружия, под которым специалист в области новых военных технологий, полковник запаса, доктор технических наук В.Ф. Прокофьев понимает совокупность всех возможных методов и средств (технических, суггестивных, фармакологических, паранормальных, комплексных и др.) скрытого насильственного воздействия на подсознание человека с целью модификации его сознания, поведения и здоровья в нужном для воздействующей стороны направлении. Зачастую применение психофизического оружия способствует деструктивным изменениям личности.

Проблема деструктивного воздействия на личность анализируется также в работах, посвященных информационным войнам. Так, С.П. Расторгуев рассматривает человека как сложную информационную систему. Информационная система, согласно его определению, – это система, осуществляющая: получение входных данных; обработку этих данных и/или изменение собственного внутреннего состояния; выдачу результата либо изменение своего внешнего состояния. Сложной информационной системой он называет систему, которая содержит элементы, функционирующие в соответствии с правилами, порожденными отличными друг от друга множествами аксиом. При этом допускается, что среди правил функционирования различных элементов могут быть взаимно противоречивые. Целью информационного воздействия, осуществляющегося в ходе информационной войны, является выведение системы из строя. Для такой сложной информационной системы, как человек, информационное воздействие, способное вывести из строя систему, – это активизация желаний, мыслей и провоцирование поступков, направленных на саморазрушение. Отдельные авторы считают, что программа самоуничтожения присутствует изначально в любой сложной информационной самообучающейся системе. Так, Дж. Лилли писал: «Я подозреваю, что в тех случаях, когда индивиды собираются покончить с собой, бросившись с балкона или оказавшись прямо перед автомобилем, – срабатывают именно такие программы. Я не думаю, что причина здесь в заблуждениях, проецируемых внешним миром. Скорее здесь имеет место высвобождение программы саморазрушения». Причем саморазрушением такой сложной системы как человек является не только физическое уничтожение, т. е. самоубийство, но и разрушение личности. Ведь информационное оружие, как отмечает С.П. Расторгуев, в первую очередь действует на систему управления, не столько уничтожая, сколько подчиняя себе систему управления пораженного объекта. При этом управление пораженной системой осуществляется с помощью скрытого и явного информационного воздействия на систему как извне, так и изнутри. Цель этого воздействия – целенаправленное изменение поведения системы не столько собственными интересами, сколько чужими командами. Наиболее широко применяемыми методами информационного воздействия на человека являются различные манипулятивные технологии, применяемые СМИ, а также скрытое словесное воздействие на человека, которое принято называть суггестией.

Анализ литературы показывает, что деструктивное воздействие на личность другого человека может осуществляться с применением психотропных, суггестивных и комбинированных средств воздействия. Рассмотрим их механизм более подробно.

В медицинской и биологической практике, а также в различных системах верований при выполнении священных ритуалов уже давно применяются биологически активные вещества (химические соединения и природные продукты), называемые психотропными средствами (веществами), которые воздействуют на психическую, эмоциональную и поведенческую сферы деятельности человека, т. е. на различные функции центральной нервной системы. Применение психотропных средств является наиболее быстрым и наиболее надежным способом достижения измененного состояния сознания. С их помощью у человека можно вызвать состояние психоаффективного безразличия и двигательной заторможенности, обострение психических расстройств, переводить депрессию в маниакальную фазу, усиливать имеющееся у депрессивных больных стремление к самоубийству, а также вызывать расстройства восприятия и мышления. Таким образом, психотропные вещества модифицируют психику человека и могут способствовать деструкции личности. При этом модификация психики не доставляет человеку никаких физических страданий. Человек с модифицированной психикой в большинстве случаев остается работоспособным и продолжает принимать решения, несмотря на то, что они перестали адекватно отражать окружающую обстановку, соответствовать реальности.

Имеются сведения о том, что психотропные средства уже используются в оборонных целях. Так, в феврале 2001 г. почти одновременно в нескольких российских газетах появились сообщения о ведущейся работе по психофизической коррекции бойцов спецподразделений в одном из медицинских центров страны. Вот как об этом пишет «Вечерняя Москва» от 20.01.2001 г.: «Главная наша цель, – говорит сотрудник этого центра профессор Шалимов, – создать не бездумного зомби, получеловека-полуавтомата, не чувствующего боли и сметающего все на своем пути. Суперсолдат двадцать первого века – это интеллектуал со стопроцентными данными, скорректированными для выполнения определенной задачи. Ведь реальные ситуации во время спецопераций гораздо сложнее, чем мы можем себе представить, в них требуются сверхтонкие быстрые решения. И там, где зомби быстро зациклится, наш супервоин должен применять единственное правильное решение». Оказывается, такого состояния боец способен достигать в результате приема нового психостимулятора, созданного на базе известного со времен Второй мировой войны фенамина, «резко повышающего мозговую активность солдата». Способности такого воина поистине фантастичны. Новый препарат «одновременно и успокаивает, и вызывает прилив бодрости и чувство уверенности. Солдат, прошедший курс психостимуляции, способен противостоять один четверым в рукопашном бою. Он может пройти без отдыха восемьдесят километров и после этого всадить в яблоко мишени десять пуль с трехсот метров». Другой препарат «способен продлить жизнь бойца после ранения, не совместимого с жизнью». Солдат, «который по всем канонам уже является трупом, способен мыслить и довести до конца боевую операцию, помочь своим товарищам и сохранить им жизнь. Только после этого он умрет».

hypnosisВторым методом деструктивного воздействия на личность является суггестия. Внушение (суггестия) – психологическое влияние, вызывающее у индивида в обход его воли и сознания то или иное состояние, чувство, отношение или побуждение совершить действие, не отвечающее разделяемым им нормам и принципам. Последствиям внушения присущ навязчивый характер, они трудно поддаются осмыслению и коррекции. Внушение может быть прямым (императивным) или косвенным, непроизвольным элементом общения либо же намеренным приемом коммуникации. Причем сам субъект, подвергнутый суггестии, не отдает себе отчета в подчиняемости внушающему воздействию, продолжая считать свой образ действия как бы следствием собственной инициативы или самостоятельного выбора. Особую опасность представляет неосознаваемое насильственное внушение, осуществляемое без ведома человека, с целями ему неизвестными.

Как правило, деструктивное воздействие на личность осуществляется путем косвенного вербального внушения. Один из его приемов – негативное парадоксальное внушение. Оно заключается в назывании действия с одновременным указанием не совершать его. Так как отрицания существуют только в языке, но не в индивидуальном опыте, бессознательное не обрабатывает лингвистические отрицания (или просто не обращает на них внимания) и негативные команды действуют как позитивные. Применяется также контекстуальное внушение. Оно состоит в том, что выделяются определенные слова, которые произносятся различными способами (измененным голосом или с определенным положением головы). В печати сообщается и о маскировке суггестивного речевого сообщения путем замедления его записи. Например, при записи музыкальной мелодии на нее многократно накладывается нужный словесный текст, но с замедлением в 10–15 раз. При воспроизведении записи на фоне музыки словарный текст будет еле прослушиваться в виде глухого воя, но на уровне подсознания будет восприниматься человеком как свои собственные мысли. При многократном повторении «навязчивая мысль» побуждает человека к соответствующему поступку.

Одним из возможных способов осуществления невербального внушения выступает феномен экстрасенсорики, в частности телепатии. Считается, что экстрасенс – это человек, имеющий способности сверхчувственного восприятия информации и осуществления сверхслабого энергоинформационного обмена с объектами живой и неживой природы. Такой человек обладает свойствами экстрасенсорной перцепции – восприятия объектов, состояний, звуков, запахов и т.п. без контакта с субъектом, без использования известных органов чувств восприятия информации. Работа экстрасенсов – энергоинформационных операторов-сенситивов протекает при формировании у них измененного состояния сознания, которое может объективироваться при помощи психофизического тестирования. В условиях измененного состояния сознания активируется деятельность бессознательного. Форма съема информации чаще всего носит образный характер, образуя мыслеформы, соноподобные образы, характерные для языка бессознательного. Получение информации экстрасенсом обеспечивается после достижения энергоинформационного контакта с субъектом. Энергоинформационный контакт может проявляться в виде звучащих фраз и высказываний, знаний проблемы и автоматического письма.

Проблема энергоинформационных взаимодействий вызывает значительный интерес среди ученых. Ее изучением занимаются практически все ведущие университеты и лаборатории мира. Среди наиболее известных результатов исследований следует отметить многолетний труд Р. Джана и Б. Данн, обобщивших и систематизировавших огромный материал предшественников, подойдя к проблеме с чисто научных и философских позиций. Под руководством авторов в Пристонском университете более десяти лет проводились тщательно разработанные эксперименты, доказавшие не только наличие связи между оператором-сенситивом и перципиентом, но и прямое влияние человеческого сознания на протекание механических и электрических процессов.

Широкомасштабный эксперимент под кодовым названием «Полярный круг» был проведен в 1989–1991 гг. под руководством академика РАМН В.П. Казначеева. В этом эксперименте были осуществлены глобальные исследования дистантной биосвязи, в которых синхронно принимали участие до 4500 сенситивов, расположенных в различных гелиогеографических условиях Северного полушария. Методика эксперимента предусматривала магнитометрическую и биолокационную съемку в пунктах приема и передачи информации, а также контроль состояния сенситивов. Исследования проводились в присутствии независимых экспертов при отсутствии телефонной, телеграфной и радиосвязи. Обработка результатов проводилась также независимыми экспертами. Эксперимент «Полярный круг» не только подтвердил наличие экстрасенсорного взаимодействия между людьми, но в силу огромного фактологического материала дал возможность выявить факторы, повышающие эффективность такого воздействия. К таким факторам отнесены:

  • геомагнитная обстановка в местах передачи и приема информации;
  • наличие микромагнитных аномалий в горных породах;
  • состояние ионосферы;
  • солнечные затмения, новолуние и полнолуние.

Был выявлен парадоксальный эффект точного приема еще не переданной образной информации. Уникальность этого эксперимента заключается не только в его глобальности, но и в том, что здесь впервые предпринимался поиск путей усиления экстрасенсорного взаимодействия. Энергоинформационные взаимодействия могут быть использованы с целью деструктивного воздействия на личность.

С целью деструкции личности может быть применено и многоуровневое гипнотическое программирование, когда человек внешне ведет себя как обычный и не подозревает о том, что он «запрограммирован». Он среагирует только на ключевую команду, переданную ему в нужное время. В востребованное время эта информация по условному сигналу (паролю) с уровня подсознания всплывает в сознании и воспринимается человеком как его собственные мысли и убеждения. В соответствии с заложенной программой человек – субъект воздействия – организует свое поведение, принимает решения. После выполнения задачи человек-«зомби» даже не осознает, что он сделал по этой команде – программой ему «приказали» забыть этот факт. В подсознание такого человека можно заложить и несколько программ. Показательным примером подобного программирования является широко известный случай ареста в 1967 году в Маниле агента ЦРУ Луиса Кастильо, обвиненного в подготовке убийства президента Филиппин Маркоса (этот факт приводится в книге А.Н. Толкунова «Похитители разума» со ссылкой на официальные документы). Перед допросом агенту ввели «сыворотку правды» – психотропное средство – и провели ряд гипнотических сеансов (комбинированное воздействие на психику!). Оказалось, что этот человек в разных ситуациях ощущал себя четырьмя разными агентами с различными «легендами», причем каждая из его личностей ничего не ведала об остальных. Видимо, подвергнув мозг Кастильо сложной обработке, в него заложили сразу несколько программ, каждая из которых представляла собой какое-то задание и активировалась, вероятно, с помощью отдельного кода. Гипнотизер, работающий с ним, обнаружил, что арестованный мог пребывать на четырех различных гипнотических уровнях. На первом из них Кастильо говорил о себе, как об Антонио Рейес Елориага; на втором уровне он представлялся агентом ЦРУ; на третьей ступени он был агентом, который провалился и собирался совершить самоубийство; на четвертом уровне агент признавался, что его зовут Мануэль Анджело Раирес из Нью-Йорка, который прошел подготовку в спецлагере ЦРУ, где обучался диверсионной деятельности. Причем на каждой ступени у него изменялось и физиологическое состояние организма: пульс, частота дыхания, потовыделение, его поведение представляло собой поведение сомнамбулы. Он постоянно озирался, мог встать, двигаться, нажимать на курок пистолета, но делал все это бессознательно, как робот, лишенный человеческого сознания, он не чувствовал боли. Филиппинские психиатры пришли к заключению, что перед ними «зомби» – человек, запрограммированный путем многоступенчатого гипноза на убийство президента Маркоса.

nlpНаиболее сложной формой суггестии является нейролингвистическое программирование (НЛП), достигаемое путем долгого и кропотливого подбора «ключа» к подсознанию человека. В качестве такого «ключа» используется специально подобранный нейросемантический гипертекст, содержащий наиболее значимые слова и фразы для суггестируемого лица и группы лиц. Согласно НЛП, наше сознание можно рассматривать как внутреннее представление нашего опыта в виде зрительных, звуковых, осязаемых, вкусовых и обонятельных образов. Опыт же формируется в нашем сознании путем обработки информации, поступающей к нам через пять сенсорных каналов: зрительный, слуховой, кинестетический, вкусовой и обонятельный. Каждый канал называется модальностью, а их детальные характеристики или качества – субмодальностями. Так, примерами зрительных субмодальностей могут быть яркость и четкость воображаемой картинки, ее контрастность и цвет, насыщенность цветовых тонов, форма, размер и перспектива картинки, расстояние до нее, движение и окружающий фон. Субмодальности участвуют в создании карт реальности, которыми оперирует наше сознание. В зависимости от характера восприятия люди подразделяются на пять типов: визуальный, аудиальный, кинестетический, обонятельный и вкусовой типы. Определить тип оппонента можно достаточно легко, анализируя его речь. Например, если человек склонен употреблять такие выражения, как: «это выглядит», «надо посмотреть», «туманное представление», «пролить свет» и т.п., это человек визуального типа. В дальнейшем в арсенал нейролингвистического программирования были включены не только лингвистические и вербальные методы оценки состояния пациента, но и поведенческие, включавшие в себя такие показатели, как поза, жестикуляция, личное пространство.

Другим основополагающим положением НЛП является то, что большая часть наших поступков бессознательна. Начиная от пробуждения, умывания, одевания, вождения машины и заканчивая выполнением привычной работы, не требующей умственного напряжения, – все делается человеком как бы в автоматическом режиме, бессознательно. По оценке некоторых психологов, таковыми являются 90 % наших действий.

В общем виде задача нейролингвистического программирования сводится к следующим подзадачам:

1) тщательное изучение субъекта программирования;

2) разработка вербальных нейролингвистических механизмов и конкретных текстов воздействий;

3) разработка деструктивных дополнительных воздействий с целью облегчения ввода субъекта в особые состояния и изменения эмоционального фона;

4) разработка оптимальных условий для проведения нейролингвистических воздействий;

5) разработка рекомендаций для подбора ведущего НЛП и стиля его поведения.

НЛП может носить массовый и индивидуальный характер. Соответственно, массовое НЛП может быть реализовано нейролингвистическим путем через средства массовой информации:

  • путем преодоления защитного психологического барьера;
  • за счет формирования эмоциональной напряженности с использованием полевых воздействий (электромагнитные излучения, инфразвуковые и ультразвуковые волны);
  • за счет создания особых состояний сознания при помощи полевых воздействий и проведения психолингвистического воздействия на подсознание субъекта.

Имеется возможность, используя телевидение, проводить массовое НЛП через язык символов и образов, воздействуя на образное сознание и бессознательное. Адрес образа будет определяться структурой языка образа (язык сознания, бессознательного):

  • временными интервалами между блоками информации (сообщениями);
  • внутренним ритмическим структурированием сообщения;
  • периодичностью повторяющегося сообщения и возможностью появления эмоциональной негативной реакции при частых повторах;
  • возможностью образования особых состояний сознания за счет временных особенностей вербального воздействия и т.д.

Формирование состояния, в котором повышается внушаемость субъекта, является важным фактором НЛП. Одним из особых состояний, в которых облегчается нейролингвистическое воздействие, является просоночное состояние. Просоночное состояние, как это видно из самого названия, возникает у человека в момент засыпания или пробуждения. Для этого состояния характерно наличие альфа-активности в ЭЭГ человека. Внушаемость в этом состоянии возрастает. Просоночные состояния используются при обучении иностранным языкам во сне (гипнопедия). При подаче сенсорных сигналов (щелчки, вспышки света) с частотой альфа-ритма можно наблюдать усиление спектра мощности ЭЭГ в диапазоне альфа-волн.

В 1997 г. социологической лабораторией Российской академии образования под руководством доктора психологических наук В. Собкина было проведено пилотажное исследование трансляции сцен насилия и эротики по трем каналам телевидения. За 119 часов трансляции эксперты выявили 486 сцен насилия и эротики, которые были подвергнуты контент-анализу. Выявлено нарастание частоты сцен насилия от середины рабочей недели к выходным дням и от утреннего эфира к вечернему. Пик насилия выпадал на то время, когда предполагается наибольшее расслабление, снижение контроля сознания (фаза подготовки ко сну). Это, по заключению ученых, приводит к проработке в сновидениях личностных образцов и поведенческих моделей, воспринятых с телеэкрана. Иными словами, насилие как модель поведения усваивается зрителями на подсознательном уровне.

Защита от НЛП и снятие уже проведенного НЛП является достаточно сложной задачей. Известно, что поведение, запрограммированное под гипнозом, трудно подается коррекции. Также сложно провести защиту от деструктивных воздействий, так как их практически невозможно зарегистрировать органами чувств человека.

В деструктивных целях может применяться акустическая суггестия с использованием инфразвуковых и ультразвуковых колебаний. Так, известно, что по характеру воздействия инфразвука выделяют три основные зоны.

1. Зона информационного воздействия. Это область относительно слабых сигналов, длительно действующих на объект. Пороги слуховых ощущений инфразвука человеком лежат в диапазоне 95–135 дБ. Неслышимые инфразвуковые колебания частотой ниже 16 Гц малой интенсивности (примерно 120 дБ) вызывают тошноту, ухудшение зрения, чувство беспокойства, безотчетный страх, неприятные ощущения, повышенную утомляемость, ослабление памяти, психологические сдвиги и т.д.

2. Зона физиологических изменений: интенсивность воздействия ниже болевых ощущений (до 130 дБ) вызывает расстройство органов пищеварения, органов слуха, вестибулярного аппарата. Вызывает головную боль, тошноту, кашель, резко ухудшается зрение.

3. Зона поражающего действия: воздействия большой интенсивности (свыше 180 дБ) могут приводить к остановке сердца, перфорации перепонок, вызывают разрыв альвеол, повреждение мозга и сердечно-сосудистой системы.

«Оптимальным» информационным воздействием инфразвука считается режим интенсивностью в 125 дБ на частотах, близких к альфа-ритму мозга (около 7 Гц) – умственная работа при таком воздействии становится невозможной. Считается, что еще в начале ХХ века американский физик Роберт Вуд, участвуя в подготовке одного театрального спектакля, посоветовал своему другу, режиссеру, использовать трубу, которая издавала низкочастотные звуки, не воспринимаемые ухом человека. Это было необходимо для того, чтобы создавать у зрителей по ходу действия ощущение тревоги. Эффект оказался потрясающим: зрители, которых охватило странное чувство ужаса, кинулись прочь из зала.

В печати появляются сообщения о разработках генераторов инфразвука, пригодных к использованию в качестве боевых средств. Так, по сообщению еженедельника «Дефенс ньюс», фирма «Америкен текнолоджи корпорешн» разработала четыре типа инфразвукового оружия, которые были испытаны в ноябре 1999 года на полигоне Куантико (шт. Вирджиния). Два из них предназначены для вооружения одиночного бойца, два других монтируются на стандартных армейских транспортерах. Все типы этих боевых генераторов вырабатывают инфразвук интенсивностью от 120 до 130 децибел. Такой уровень обеспечивает высокую избирательность атаки и позволяет направить звуковой «луч» на определенную цель, в том числе – на отдельного человека. Луч временно поражает ушные мембраны и резонирует в организме. Подвергшийся такой атаке человек теряет ориентацию в пространстве, испытывает болевой шок, тошноту, теряет сознание, но, как правило… не погибает. Преимущество нынешних образцов еще и в том, что они совершенно безвредны для вооруженного ими солдата, весьма экономичны, преобразуя в звук до 70 % исходной энергии.

Деструктивное воздействие на человека могут оказывать генераторы электромагнитных излучений (ЭМИ). Большая дальность действия и обширная зона охвата, скрытность и несенсорный механизм проявления делают метод электромагнитной модификации поведения биообъектов весьма перспективным.

Изучению характера воздействия ЭМИ на живые объекты посвящено огромное количество публикаций как теоретического, так и экспериментального плана. Однако ЭМИ большой интенсивности для целей воздействия на поведение человека не подходят из-за проявления в основном энергетических последствий ЭМИ (ожог, поражение органов, галлюцинации), что позволяет зафиксировать факт СВЧ-воздействия. Поэтому в качестве психофизического оружия перспективнее использовать малые и сверхмалые интенсивности ЭМИ, когда проявляется не силовой (тепловой), а информационный (атермический) характер воздействия.

Экспериментальными исследованиями подтверждено влияние этих излучений на мыслительную деятельность человека и способность их ускорять внедрение информации. Предполагается, что даже ЭМ-поля малой интенсивности могут оказаться пригодными для прямой передачи неосознаваемой информации в мозг человека. В частности, приводятся данные о возможности использовать ЭМИ для влияния на результаты выборных кампаний, достигаемых путем манипулирования поведением людей посредством изменения их психофизического состояния.

Деструктивное воздействие на личность могут оказать и информационные технологии. В ряде публикаций утверждается, что наркомафия вкладывает огромные деньги в создание технологий виртуальной реальности, стремясь создать наркотик гораздо более высокого класса, чем героин или ЛСД, который позволит управлять индивидуальным сознанием куда более гибко. В Интернете возможно использовать практически все приемы воздействия на сознание и подсознание пользователей (операторов) ЭВМ. Здесь применимы аудио- и видеосуггестия, приемы НЛП, гипнотехнология. Определенно структурированные звук и цвет, форма и содержание распространяемых материалов служат основой создания эффективных компьютерных «биовирусов», предназначенных для модификации психики и физиологии пользователя ЭВМ. Одним из первых «биовирусов» был вирус rave on швейцарского программиста Юлиуса Фурхта, который маскировался под «глюковатую» программу просмотра поскриптовских файлов. «Программа» сообщала, что не может работать с данным режимом монитора, после чего монитор начинал мерцать. Частота мерцания монитора была подобрана так, что действовала гипнотически. Один кадр на каждые 60 передавал подсознательное сообщение «Rave on! Be happy with acid and pot!» («Беснуйся! Радуйся и не огорчайся!»). Более «продвинутым» является часто упоминаемый в печати вирус V666, названный «дьявольским числом» в соответствии с количеством байтов его объема. В основу создания вируса положен принцип 25-го кадра, представляющий собой специально подобранную и периодически меняющуюся комбинацию цветовых пятен, погружающую человека в гипнотическое состояние. Утверждается, что в таком состоянии пользователь ЭВМ теряет сознательный контроль над собой и легко поддается внушению. Кроме того, путем изменения подпороговой картинки можно влиять на физиологическое состояние пользователя (вызывать изменение ритма и силы сердечных сокращений, создавая резкие перепады артериального давления).

На принципе 25-го кадра построены и многие другие вирусы. В Интернете можно найти программу с кодовым названием «V2SR-23876». Здесь вместо комбинации цветовых пятен используется комбинация простых математических заданий, предлагаемых потребителю для решения на подсознательном уровне. Его мозг начинает выполнять двойную работу: сознательно – основную и подсознательно – дополнительную. Через 1–1,5 часа такой работы эффективность функционирования мозга пользователя снижается на 40 – 60 %.

Возможности использования компьютерных сетей для деструктивного воздействия на личность существенно расширились с появлением мультимедийных технологий. В печати появляются сообщения о проводимых исследованиях по созданию компьютерных вирусов, способных вызывать дискомфорт, страх, беспокойство, головокружение, тошноту, боль и различные психические расстройства. Действия данных вирусов основаны на том, что человек способен воспринимать звуковой диапазон от 20 до 20 000 Гц. При воздействии более высокими и более низкими частотами органы слуха их не воспринимают, но они существенно влияют на общее состояние организма.

Деструктивное воздействие на индивида может быть комплексным, т. е. включать применение двух и более различных средств (методов) неосознаваемой суггестии. Наглядным примером комбинированного воздействия является случайное открытие эффекта «рейва» (от англ. rave – рев, бред, неистовство) – особого психофизического состояния, достигаемого при сочетании наркотика «экстази» и ритмической музыки. Этот эффект был открыт в 1997 г. на острове Ибис неподалеку от Испании. Кто-то принес на дискотеку таблетки «экстази», которые в сочетании с техномузыкой вдруг подействовали на танцующих совершенно неожиданно: впав в «рейв», молодые люди танцевали круглые сутки, не останавливаясь. По мнению специалиста в области психоделиков Т. Маккена, звук определенной частоты служит катализатором биохимических процессов в мозгу человека, употребившего наркотик, расширяя и усиливая спектр его действия. Чистая случайность этого открытия говорит о том, что специалистами практически не изучалась специфика комбинированного воздействия. Об этом же говорит нашумевший на всю планету случай «психического поражения» 700 японских детей безобидным и веселым мультфильмом, показанным по каналам телевидения Японии с февраля по декабрь 1997 г. Здесь катализатором накопившихся эмоций у детей послужил (тоже чисто случайно) длинный красный сигнал на весь экран телевизора, приведший к трагедии.

В Интернете сегодня ведутся исследования, цель которых – поиск эффективных приемов комбинированного воздействия на подсознание оператора. Одна из подобных программ – MindController Demo (Beta). Эта программа объединяет в себе как звуковое воздействие, так и световое, т. е. представляет собой «гибрид» магнитофонных записей, очков со светодиодами, блестящих маятников (применяемых для гипноза). Более того, программа позволяет работать со звуковыми сигналами внешнего аудио источника, который физически можно подключить к саундкарте – CD, магнитофоном, микрофоном. Плюс к этому осуществлена возможность раздельного воздействия на полушария мозга через визуальный канал восприятия – путем предоставления в каждый глаз своего, динамически меняющегося изображения (используя красно-синие очки). Как утверждают авторы, программа предназначена для работы и экспериментирования в области BrainWave Syncronisation – изменения состояния осознания путем синхронизации «мозговых волн»:

  • бета-волны (>13 Гц) – соответствуют нормальному состоянию алертности, стрессовому состоянию, состоянию тревоги;
  • альфа-волны (8–12 Гц) – легкая релаксация, «суперобучение», позитивные настроения и мыслеобразы;
  • тета-волны (4–7 Гц) – глубокая релаксация, медитация, усиленная работа с памятью и состояние сосредоточенного внимания,
  • дельта-волны (1–3 Гц) – глубокий сон, «ясные сновидения», активное включение в работу иммунной системы.

Утверждается, что, синхронизируя деятельность мозга на этих частотах, можно не только преднамеренно изменять свое состояние сознания, настроение, эмоциональный фон, но и погружаться в те состояния сознания, которые обычно «случаются» без санкции на то со стороны человека. Например, во сне, под гипнозом, в состоянии стресса и т.п., что дает новую возможность изучения своих «чувств» в тех или иных ситуациях. Это дает широкие возможности настройки и регулировки своего состояния с целью релаксации, самоизучения, погружения в себя, усиления интуиции, раскрытия творческого потенциала и так далее. Так, в режиме «программирование подсознания» рекомендуется выбирать диапазон 5–7 Гц и на фоне прослушивания любимых записей «вдалбливать себе в голову» сведения, надиктованные на магнитофон. Режим самогипноза реализуется в районе 8–10 Гц на фоне прослушивания записей своих «установок» (включив магнитофон в свободный аудиовход саунд-карты) или во время сеанса, проводимого ведущим через микрофон.

Авторы предупреждают, что звуки и изображения, воспроизводимые данным программным продуктом, не предназначены эпилептикам или персонам с психическими расстройствами, а также лицам, находящимся под наблюдением психиатра. Песенки можно рассматривать как одно из средств социального программирования. При этом незнание иностранного языка, на котором исполняется данная песенка, не освобождает от ее воздействия в соответствии с ее текстуальным содержанием. Совершенно очевидно, что возможности комбинированных методов неосознаваемого воздействия могут быть использованы для деструктивного воздействия на человека.

Итак, деструктивное воздействие на личность, имеющее целью расстройство восприятия и мышления, а также изменение поведения, может оказываться путем применения психотропных веществ, использования суггестии, в частности косвенного вербального и невербального внушения, многоуровневого гипнотического программирования, нейролингвистического программирования. Деструктивное воздействие на личность могут оказать и информационные технологии, в частности так называемые компьютерные «биовирусы», предназначенные для модификации психики и физиологии пользователя ЭВМ и способные вызывать различные психические расстройства. Возможно также комплексное деструктивное воздействие на личность, включающее применение двух и более различных средств неосознаваемой суггестии.

sektaОписанные выше технологии деструктивного воздействия на личность активно применяются в так называемых тоталитарных или деструктивных сектах. Данная проблема чрезвычайно актуальна для России, ведь по данным социологов, на сегодняшний день около 2,5 млн наших сограждан состоят в 5 000 различных организаций культовой направленности. Под сектой деструктивного характера понимается любая авторитарная организация, практикующая обманную вербовку и контроль сознания своих последователей с целью их подчинения лидеру или группе руководителей. Как справедливо отмечает В.С. Маурин, истинными целями деструктивных сект, умело прикрывающихся обещаниями свободы, счастья и богатства, являются власть, обогащение руководителей, порабощение членов секты, изменение сознания людей с целью манипулирования ими. Цель же обращения в деструктивных сектах заключается в том, чтобы вербуемый безусловно принял верование, практику и характерные черты личности, предписанные группой. То есть для деструктивных сект характерно разрушение личности верующего и формирование так называемой «сектантской личности».

По мнению социального психолога В.В. Целиковой, деструктивность влияния секты на личность проявляется в следующем:

1) в тотальности и абсолютности воздействия в форме контроля сознания. В секте воздействие имеет одностороннюю направленность: группа влияет на личность, но не наоборот. Поскольку приверженец культа в группе практически всегда изолирован (психологически, а иногда и физически), то он не испытывает альтернативного влияния, т.е. воздействие приобретает постоянный и безальтернативный характер;

2) в формах влияния, которые используются в культе: в манипулировании и в обмане;

3) в целенаправленном использовании групповых механизмов, но без объявления целей.

Чаще всего при этом задействованы:

  • механизм группового давления ради безоговорочного принятия человеком мнения группы («групповая внушаемость»);
  • система лидерства (фигура лидера часто имеет харизматический, вплоть до обожествления, и диктаторский характер).

В результате активизируется процесс группового мышления, т. е. способа размышления и принятия решений, где главным является стремление к согласию с группой.

Разрушение личности, реформирование сознания в секте происходит незаметно на основе провоцирования когнитивного диссонанса, сенсорной депривации, информационной перегрузки, путем установления полного контроля эмоций, поведения, мыслей и информации.

Контроль информации осуществляется посредством обмана (умышленного утаивания информации или ее искажения), ограничения доступа к некультовым источникам информации (в сектах запрещено чтение газет и журналов, просмотр телепередач, посещение театров), создание специальных обязательных культовых источников информации.

Контроль поведения регламентирует индивидуальную физическую реальность и распространяется на самые разные сферы этой реальности. В сектах вводятся регулирующие правила, которые касаются выполнения ритуалов, работы, других видов деятельности, социальной среды, и даже таких аспектов, как место проживания, форма одежды, рацион питания и продолжительность ночного сна. Чтобы легче было контролировать поведение последователей, во многих сектах устанавливается жесткий распорядок дня. В течение каждого дня обязательно отводится время на выполнение специфических ритуалов и индоктринационную деятельность. У всех членов секты есть свои обязанности, исполнение которых жестко контролируется. Это ограничивает их свободное время и позволяет легче контролировать их поведение.

Контроль эмоций осуществляется посредством сужения спектра направленности чувств личности, выработки и использования чувств вины и стыда, ритуального и часто публичного признания своих грехов, слабостей, ошибок, использования страха. В процессе психологической обработки человеку в секте прививаются различные фобии. Фобии (от греч. phobos – страх) – это навязчивые неадекватные переживания страхов конкретного содержания, охватывающих субъекта в определенной (фобической) обстановке и сопровождающихся вегетативными дисфункциями (сердцебиение, обильный пот и т.п.). Во многих деструктивных сектах их членам прививается фобическая реакция на мысль о выходе из секты. Членов группы открыто или тайно программируют, внушая им, что если они покинут группу, то умрут от страшной болезни, погибнут в автомобильной аварии или при крушении самолета, станут причиной смерти близких или даже ядерной катастрофы планетарного масштаба. В сектах широко применяется такой прием, как «бомбардировки любовью», направленные на усиление потребности принадлежности к культовой группе, через использование игр, подобных детским, пения, объятий, прикосновений. Данная модель контроля сознания, носящая название «BITE-модель» (behavior – поведение, information – информация, thoughts – мышление и emotion – эмоции) разработана американским психологом С. Хассеном на основе теории когнитивного диссонанса Л. Фестингера.

Разрушение личности в сектах происходит путем физиологической дезориентации человека. Для этого его лишают сна, а также изменяют рацион и распорядок питания. В некоторых группах последователей переводят на питание с низким содержанием белков и высоким содержанием сахаров или принуждают к длительным постам и постоянному недоеданию. Наряду с недосыпанием это разрушает стабильность личности.

Контроль мыслей подразумевает столь глубокое индоктринирование членов группы, что они усваивают групповую доктрину, принимают новую лингвистическую систему и практикуют техники остановки мыслей «ради сохранения душевного покоя и сосредоточенности». Чтобы стать хорошим членом группы, человек должен научиться манипулировать процессом собственного мышления.

Индоктринация членов секты часто проводится с использованием трансового состояния и различных приемов суггестии. Гипнотический транс вызывает измененное состояние сознания, в котором человек становится повышенно внушаемым и получает установки, вызывающие изменения его личности. В состояние транса человека можно ввести с помощью практики глоссолалий, используя такие приемы, как постоянное повторение и акцентирование внимания на определенных фразах. Если в нормальном состоянии сознания благодаря пяти органам чувств наше внимание сосредоточено на восприятии сигналов внешнего мира, то в состоянии транса наше внимание полностью сфокусировано на внутренних ощущениях. Человек видит, слышит и ощущает внутренне. Степени погружения в транс бывают различными, от легкого отключения до глубокого транса, когда человек практически не воспринимает окружающий мир и чрезвычайно подвержен внушению. Именно в таком состоянии человеку легко внушить те или иные установки. Эффективность внушения зависит от эмоционального состояния и силы воображения слушателей, а также от харизмы лектора, который осуществляет внушение. Исследователи отмечают, что человек, ставший объектом внушения в состоянии транса, в состоянии бодрствования может испытывать раздвоение личности.

С целью контроля мышления в большинстве деструктивных сект вырабатывается собственный «загрузочный язык» с особыми словами и выражениями. Поскольку язык предоставляет нам символы, которыми мы оперируем в процессе мышления, контроль определенных слов позволяет контролировать мысли. Во многих группах все сложные ситуации принято классифицировать и обозначать емкими терминами-ярлыками, что позволяет перевести эти ситуации из реальной плоскости в плоскость сектантских штампов. Каждый такой термин, или ярлык, служит вербальным выражением «загрузочного языка» и программирует мышление человека в каждой конкретной ситуации, изначально навязывая стереотипы мышления. «Загрузочный язык» ставит информационные фильтры, просеивающие сигналы, которые поступают в мозг из внешнего мира. У мунистов, например, все отношения между людьми сводятся к двум «проблемам»: «проблеме Каина-Авеля» или «проблеме главы номер два». Термин «проблема «Каина-Авеля» употребляется для классификации отношений в паре, где один является старшим, а второй автоматически становился его подчиненным. «Проблема главы номер два» характеризует отношения между полами, включая любовь, сексуальность и влечение. Все межличностные отношения членов секты полностью описываются этими «проблемами». В результате члены сект утрачивают способность концентрировать внимание и запоминать информацию.

В сектах широко применяется техника самопродуцируемого убеждения. Неофиты в сектах широко используются в мероприятиях по привлечению новых потенциальных членов, таким образом они постоянно занимаются самоубеждением. Ведь сама специфика проповеди требует, чтобы член группы постоянно заново формулировал перед множеством разных людей преимущества пребывания в секте. Отыскивая аргументы для убеждения других, последователи культа в то же время убеждают и самих себя. Постоянно занимаясь такого рода деятельностью, они все больше и больше верят в то, что благодаря группе в их жизни и в жизни других людей произошли позитивные перемены. Анализируя данное явление, Ф. Зимбардо и М. Ляйпе отмечают, что, становясь членами псевдорелигиозной группы, люди часто испытывают диссонанс между своими прежними, еще не до конца забытыми ценностями, и новыми, обретенными ими в культе. Новообращенные эффективно убеждают других отказаться от того, что они и сами ценили некоторое время назад, используя это в качестве дополнительного оправдания своего собственного решения.

Вследствие применения данных методов, человек начинает сомневаться в собственной идентичности, негативно переоценивает свое прошлое. Когда происходит частичная деструкция личности, человеку навязывается новая идентичность как формально (в ходе индоктринации), так и неформально (со стороны других членов группы, путем изучения выпускаемой сектой литературы и аудио- и видеопродукции); все контакты с прежним социальным окружением сводятся к минимуму.

Таким образом, если объектом деструктивной деятельности, направленной вовне, является отдельный человек, основными целями деструктивной деятельности являются физическое уничтожение человека – убийство или разрушение его личности. В настоящее время проблема деструктивного воздействия на личность полностью не изучена и вызывает большой исследовательский интерес. Основным механизмом деструктивного воздействия на личность является изменение ее сознания и поведения путем применения психотропных, суггестивных и комбинированных средств воздействия. Данные методики используются спецслужбами, а также широко применяются в деструктивных сектах. Рассмотренные приемы деструктивного воздействия на личность могут привести к крайне негативным последствиям: человек утрачивает собственную идентичность, у него происходят глубокие личностные изменения, которые далеко не всегда обратимы.

скачать книгу Лысак И.В. о механизмах и последствиях деструктивности

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии   

 
0 #1 manicure 01.04.2017 00:17
It's nearly impossible to find educated people about this subject,
but you seem like you know what you're talking about!
Thanks
Цитировать
 

Обратная связь

Авторизация




 

© 2013-16 Ирина Лысак. Все права защищены