МЕХАНИЗМЫ И ПРИРОДНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЕСТРУКТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

svalkaДеструктивная деятельность человека может быть направлена на разрушение неодушевленных предметов, архитектурных памятников, произведений искусства, что традиционно обозначается термином «вандализм», а также на разрушение природной среды. Причем разрушение может являться как основной целью субъекта, так и быть своего рода «побочным продуктом» деятельности. В данной главе будут проанализированы механизмы и отмечены природно-экологические последствия деструктивной деятельности человека.

Человек, как известно, обладает интегральной природой, являет собой «космобиопсихосоциальное единство», целостное «космопланетарное явление». Человек сформировался в рамках биосферы – особой системы, возникшей в ходе космической эволюции. Биосфера представляет собой не просто окружающую среду, которую можно рассматривать как поле для преобразующей деятельности человека, а выступает единым целостным организмом, в который включено человечество в качестве специфической подсистемы. Однако в рамках европейской техногенной цивилизации сложилось убеждение, будто природа – бесконечный резервуар ресурсов для человеческой деятельности, которые человек может использовать по своему усмотрению. Человек в техногенной цивилизации рассматривается как активное существо, которое находится в деятельностном отношении к миру. Деятельность человека должна быть направлена вовне, на преобразование и переделку внешнего мира, в первую очередь природы, которую человек должен подчинить себе. В свою очередь, внешний мир рассматривается как арена деятельности человека, как если бы мир и был предназначен для того, чтобы человек получил необходимые для себя блага, удовлетворил свои потребности. Идея преобразования мира и подчинения человеком природы была доминантой в культуре техногенной цивилизации на всех этапах ее истории, вплоть до настоящего времени, когда стало очевидно, что масштабы человеческой экспансии в природу таковы, что, как справедливо отмечает В.С. Степин, они начинают разрушать биосферу как целостную экосистему.

Хорошо известно, что именно природа создает человеку условия, необходимые для его существования. Озоновый слой защищает землю от ультрафиолетового компонента солнечных лучей, опасного для людей, животных и растений. Экосистемы очищают воздух и воду, превращают отходы в ресурсы и снижают уровень углеродистых соединений в атмосфере. Биологическое разнообразие живых организмов обеспечивает обильные запасы продуктов питания, а также поддержание генетического многообразия, что понижает уязвимость всего живого, в том числе и человека, вредителями и болезнями. Но человеческая деятельность сокращает, а в некоторых случаях и уничтожает способность природной среды поддерживать человеческую жизнь. В ХХ столетии на природу легла небывалая нагрузка, вызванная 4-хкратным ростом численности населения земли и 18-кратным увеличением объема мирового производства. Возможность нанесения непоправимого ущерба природной среде вполне реальна, если учесть, что, согласно прогнозам, к 2050 г. численность мирового населения увеличится с 6 до 9 млрд человек. Нынешние темпы роста населения таковы, что для обеспечения даже тех условий существования, какие на Земле сейчас, каждое вновь появляющееся поколение обязано построить (и стало быть потребить соответствующее количество ресурсов биосферы) новую техноструктуру, равную той, которая в настоящий момент существует на Земле. Задачи беспрецедентные и трудновыполнимые.

Проблема небывалого увеличения давления на биосферу растущего населения планеты становится в настоящее время все более острой. Особенно сложна картина на уровне отдельных регионов и стран, в которых ежегодно умирают от голода миллионы человек. Подъем жизненного уровня населения этих районов, для которых зачастую характерны самые высокие темпы прироста населения, составляет одну из основных задач человечества, трудность выполнения которой объясняется хотя бы тем, что даже при сохранении нынешней численности населения планеты для равного обеспечения всех на уровне высокоразвитых регионов необходимо стократное увеличение получаемых материальных благ и многократное увеличение производства продуктов питания.

Как отмечает А.В. Бузгалин, господствующие ныне виды индустриальных и зарождающиеся превращенные формы постиндустриальных технологий порождают угрозы техногенных планетарных катастроф, разрушения биосферы и истощения ресурсов. Порожденная «поздним» капитализмом траектория генезиса постиндустриальных, информационных технологий оказалась антиприродной, поглощающей все больше природных ресурсов.

В настоящее время экологическим проблемам, проблеме деструктивного воздействия человека на природную среду уделяется все больше внимания, однако реальные меры для изменения ситуации предпринимаются далеко не всегда. Г.П. Мартин и Х. Шуман справедливо указывают, что всемирная модель эксплуатации природных ресурсов остается неизменной со времен конференции ООН по проблемам окружающей среды и развития, проведенной с большой помпой в 1992 г. в Рио-де-Жанейро. Процветающие 20 % стран используют 85 % мировой древесины, 75 % обработанных металлов и 70 % энергии. Несмотря на лавинообразный технологический прогресс, эффективность использования человеком природных ресурсов остается удручающе низкой: в конечном счете лишь 1–1,5 % сырья становятся готовой продукцией, а оставшиеся 99 % – превращаются в отходы, загрязняющие природную среду.

Всемирное распространение электростанций и двигателей внутреннего сгорания уже коренным образом нарушило энергетический баланс нашей экосистемы. Большинство выбросов двуокиси водорода в атмосферу возникает в результате сжигания ископаемого топлива, которое по-прежнему обеспечивает более 75 % мировой энергии. Быстро увеличивающееся число автомобилей на планете чревато опасностью дальнейшего роста объема выбросов. Следствием этого является постепенное потепление климата. Потепление опасно тем, что ускорит глобальный цикл кругооборота воды: водообмена между океанами, атмосферой и сушей. Более высокие температуры ведут к интенсивному испарению, и почва будет высыхать быстрее. Увеличение содержания воды в атмосфере будет означать большие масштабы осадков, что может нанести непоправимый ущерб флоре и фауне лесов, сельскому хозяйству. В результате глобального потепления существует также опасность интенсификации природных катаклизмов, вызванных климатическими процессами. Согласно прогнозам, к 2020 г. мировое энергопотребление удвоится, вследствие чего на 45–90 % увеличится выделение газов, участвующих в парниковом эффекте. По данным климатологов, в XXI в. средняя температура воздуха повысится на 1,2 – 3,5˚С (2–6˚ по Фаренгейту), что вызовет таяние ледников и полярных льдов, поднимет уровень моря, создаст угрозу для сотен миллионов жителей прибрежных районов и полностью затопит низко лежащие острова. Предотвратить изменения климата уже невозможно, в лучшем случае их можно смягчить, и это потребует больших усилий.

Побочные продукты промышленного и агропромышленного производства отравляют почву и воду. Почти 2 млрд гектаров земли – район, по площади равный Канаде и Соединенным Штатам Америки вместе взятым, – подвержены вызываемой деятельностью человека деградации. Основные причины деградации почв – засоление в результате орошения, эрозия, вызванная чрезмерным выпасом и обезлесением, сокращение биологического разнообразия живых организмов. В развивающихся странах основной причиной ухудшения состояния окружающей среды является широкомасштабная вырубка лесов, а также наносящие вред природе способы ведения сельского хозяйства и неконтролируемая урбанизация. Серьезной угрозой для экологии является проходящая в настоящее время индустриализация в развивающихся странах, которая осуществляется на фоне удручающего экологического невежества. Так, китайские города выбрасывают громадное ядовитое облако, которое простирается над Тихим океаном на 1700 км. Жители Шанхая почти каждый день просыпаются под темно-оранжевым покрывалом смога. Вблизи Чэнду неотфильтрованный черно-белый дым тысяч печей для обжига извести и кирпичных заводов стелется на десятки километров.

Следующий фактор деструктивного воздействия человека на природу – нерациональное потребление пресной воды и загрязнение водных ресурсов планеты. Ежегодно из 3 млрд тонн нефти как минимум 6 млн попадает в Мировой океан, в результате чего не менее 1/4 его поверхности покрыто тонкой нефтяной пленкой или массированными пятнами. За период с 1900 по 1995 гг. потребление пресной воды в мире увеличилось в шесть раз, что более чем в два раза превышает темпы прироста населения. Уже сейчас почти она треть мирового населения проживает в странах, испытывающих так называемый «водный стресс», т. е. в странах, где потребляемый объем воды на 10 % превышает общий объем имеющихся естественных запасов. Если нынешние тенденции сохранятся, то к 2025 г. в условиях дефицита воды будут проживать каждые два из трех жителей Земли. Проблема пресной воды заключается не только в том, что попадание в воду удобрений и вредных химических веществ ставит под угрозу ее качество, создает опасность для здоровья населения. Более одной пятой всех запасов пресноводной рыбы может оказаться или уже находится под угрозой исчезновения в результате загрязнения водной среды обитания.

Согласно исследованиям ФАО (Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций), около четверти млн видов растений, т. е. каждый восьмой, находятся под угрозой исчезновения. Под угрозой находится также и выживание приблизительно 25 % всех видов млекопитающих и 11 % всех видов птиц. Продолжается истощение рыбных промысловых районов Мирового океана. За последние полвека рыбные уловы возросли почти в 5 раз, тогда как 70 % океанских промыслов подвергаются либо предельной, либо запредельной эксплуатации.

Итак, следствием деструктивного воздействия человека на природу является изменение климата, деградация почв, загрязнение Мирового океана и уменьшение объемов питьевой воды, исчезновение с лица земли многих видов растений и животных.

Следует отметить, что причины деструктивного воздействия человека на природу кроются не только в специфике техногенной цивилизации, но и в деформации общественного экологического сознания. К ним, в первую очередь, относятся: явная переоценка возможностей человека, его якобы способности оптимально воздействовать на окружающую среду, своевременно познавать природу и процессы взаимодействия с ней; ложное мнение о неисчерпаемости природных ресурсов и нереальные оценки способности природы к самовосстановлению; ориентация на сомнительные (нередко ложные) цели и приоритеты в сфере взаимодействия человека и природы; безразличное отношение к судьбе природы, ее состоянию, нанесенному ущербу окружающей среде и т.п.

Большинство негативных воздействий человека на природу являются не результатом целенаправленной деятельности человека по ее разрушению, а своего рода «побочным продуктом» деятельности, носящей в целом конструктивный характер. Однако в современном мире получают распространение такие явления, как экологическая преступность, экологический терроризм, экоцид, деструктивные по своей сути. По данным МВД России, в общей структуре регистрируемой преступности экологические преступления составляют примерно 0,2%, но их латентность, по экспертным оценкам, достигает 95–99 %. Причинами этого являются: недостаточный уровень государственного контроля; несовершенство уголовного законодательства; отсутствие официальных методик оценки причиненного ущерба; производственная политика предприятий, резко сокращающих в экстремальных условиях хозяйствования расходы на охрану окружающей среды или прямо пренебрегающих природоохранными требованиями в пользу производственно-технологических нужд.

Опасность для современного общества представляет экологический терроризм – относительно новое явление, вызванное преднамеренным деструктивным воздействием на окружающую среду путем нарушения равновесия в ней. Экологический терроризм способен оказывать воздействие, сопоставимое с природными катаклизмами. Его основными проявлениями являются диверсии в водоохранных зонах, энергосистемах, газовом хозяйстве и т.п.

Экоцидом называют воздействие на окружающую среду во враждебных целях; он представляет собой наиболее опасный по своим последствиям вид антропогенной экологической катастрофы. Если прочие антропогенные экологические катастрофы являются следствием непродуманных действий или халатности, т.е. выступают как побочный результат деятельности человека, осваивающего среду обитания, то экоцид, наоборот, отличается своей заранее заданной, преднамеренной направленностью на причинение наибольшего ущерба среде обитания человека. Целью разрушительного воздействия на окружающую среду является стремление подорвать экономику государства-противника, лишить его способности вести войну или даже надежды на выживание в будущем. Враждебные действия такого рода могут, однако, угрожать состоянию природной среды также и других стран, не вовлеченных в конфликт, или самому инициатору конфликта. Последствия деструктивного воздействия на природную среду могут быть весьма существенными, долговременными и, что самое главное, непредсказуемыми. Проблема деструктивного воздействия на окружающую среду тесно связана с разработкой принципиально новых видов орудия, основанных на использовании в военных целях природных процессов.

Еще в середине 70-х годов XX столетия в печати появились публикации, посвященные проблеме геофизической войны. Под геофизической войной в них понималось преднамеренное использование сил природы в военных целях путем активного воздействия на окружающую среду и на физические процессы, протекающие в твердой, жидкой и газовой оболочках Земли. Посредством использования разработанного в научных лабораториях геофизического оружия можно вызывать различного рода природные бедствия. Разработки такого оружия строго засекречены, ряд экспертов сомневаются, что оно будет открыто применяться в ближайшей перспективе, однако полностью исключать такой возможности нельзя. В случае применения геофизического оружия война будет выглядеть, как катаклизмы разбушевавшейся природы.

Косвенным подтверждением существования геофизического оружия является публикация в прессе статей, пропагандирующих «мирные» достижения ученых. Так, в одной из газетных статей, описывающей достижения ученых Обнинского института прикладной геофизики в борьбе за урожай, отмечается: «Доказано, что, изменяя электрический заряд воздуха, можно вызывать на заданной территории заданную погоду». Но если ученые могут обеспечить на «заданной территории» хорошую для крестьян погоду – днем солнышко, ночью легкий дождь, то с таким же успехом могут обратить на недружественную страну засуху или проливные дожди, крупный град или сильный ураган, что ведет к дезорганизации экономики государства и его неспособности вести войну. Для этого имеются вполне реальные основания – теоретические и экспериментальные исследования в области динамики взаимодействия аэрозольных частиц. Аэрозольные частицы, находящиеся в газовой среде, под влиянием различного рода колебаний (акустических и др.) принимают участие в разных видах движения. Именно путем регулирования движения аэрозольных частиц в газовой среде (атмосфере) можно изменять атмосферный электрический заряд, вызывая необходимую погоду.

Применяя геофизическое оружие можно управлять не только погодными условиями в той или иной части земного шара, но и вызывать искусственное землетрясение, на что давно указывается в прессе. Более того, в печати есть ссылки на военные ведомства США и России, которые категорически отрицают такую возможность. Однако следует доверять не столько официальным заявлениям, сколько утверждениям ученых: «Мы больше склонны доверять руководителю лаборатории физики недр Земли профессору Е. Керимову, считающему, что запланированные стихийные бедствия вполне реальны, и такие разработки ведутся...», – пишет А. Валентинов в статье «Как нас будут убивать в XXI веке». В настоящее время принципиально возможно создание искусственных землетрясений, мощных приливных волн типа цунами, ливней, магнитных бурь, изменение температурного режима определенных районов планеты, использование ультрафиолетового излучения Солнца и космических лучей, образование горных обвалов, снежных лавин, оползней, селей и заторов на реках. Изучается возможность с помощью ракет или специальных средств изменять физический состав озонного слоя атмосферы, чтобы создавать над определенными территориями противника «окна», через которые смогут проникать сильнодействующие ультрафиолетовые и космические лучи.

Аргументы противников гипотезы о возможности искусственных землетрясений базируются на том, что для этого необходим источник весьма значительной энергии, который в настоящее время отсутствует. Однако в печати отмечается, что еще в начале 70-х годов ХХ в. или даже чуть раньше геофизики военных ведомств ряда стран, в частности США и СССР, разработали и применили метод выхода на поверхность накопленной в недрах нашей планеты энергии путем воздействия глубинных бомб-зарядов. «Идея заключалась в том, – пишет С. Айвазян, – чтобы «проткнуть» земную кору в наиболее активных зонах и вызвать высвобождение глубинной энергии, в несколько раз превышающей энергию самых мощных водородных бомб…. В 1987 г. США провели на Аляске испытание нескольких видов «геофизических бомб». Результат оказался незначительным, поскольку в тектоническом отношении было выбрано не самое удачное место: энергия недр, накопляемая периодически в тектонически активных зонах, оказалась здесь небольшой. В 1988 г. СССР тоже готовился к испытаниям своих четырех типов «геофизической бомбы». Испытания предполагалось провести в районе Новой Земли или за Полярным кругом, однако анализ американских взрывов показал, что следует для большего эффекта выбрать сейсмически более активную зону. И как раз в конце 1988 г. 7 декабря Армению постигло землетрясение, подобное своей необычайной силой взрыву атомной бомбы, и, пожалуй, не одной, а нескольких. В 11 часов 41 минуту два мощнейших подземных точка унесли жизнь 350 тысяч жителей Северной Армении: на две трети был разрушен Ленинакан, ушел под землю весь Спитак, разрушились сотни сел; вблизи превращенного в руины села Налбанд образовалась на пустыре впадина, которая сейчас же после «землетрясения была оцеплена войсками». По мнению С. Айвазяна, описание землетрясения в Ленинакане дает основание предположить, что здесь произошел взрыв «геофизической бомбы». Разумеется, данные о «геофизической бомбе» засекречены, но геофизика и другие естественнонаучные дисциплины говорят в пользу существования «геофизического оружия» в его многообразных формах.

Как видим, характерной особенностью нашего времени является интенсификация и глобализация деструктивного воздействия человека на окружающую его природную среду, что сопровождается небывалыми ранее интенсификацией и глобализацией негативных последствий этого воздействия. И если раньше человечество испытывало локальные и региональные экологические кризисы, которые могли привести к гибели какой-либо цивилизации, но не препятствовали дальнейшему прогрессу человеческого рода в целом, то нынешняя экологическая ситуация чревата глобальным экологическим коллапсом, поскольку современный человек разрушает механизмы целостного функционирования биосферы в планетарном масштабе. Кризисных точек как в проблемном, так и в пространственном смысле становится все больше, и они оказываются тесно связанными между собой, образуя становящуюся все более частой сеть. Именно это обстоятельство и позволяет говорить о наличии глобального экологического кризиса и угрозе экологической катастрофы. В связи с чем особо актуальной является проблема экологической безопасности, под которой понимается комплекс состояний, явлений и действий, обеспечивающих экологический баланс на Земле, в любых ее регионах на уровне, к которому физически, социально, экономически, технологически и политически готово человечество.

Наряду с ростом деструктивного воздействия человека на природную среду заслуживает внимания и такой вид деструктивной деятельности, как вандализм. Причем многие исследователи констатируют, что за последние десятилетия в Европе и Америке происходит рост числа его различных проявлений.

Термин «вандализм» возник в V в., когда племена вандалов, относящиеся к восточногерманской группе, под руководством короля Гейзариха в 455 г. заняли и разграбили Рим. Это событие послужило поводом для того, чтобы имя вандалов стало нарицательным для обозначения в дальнейшем диких, ничего не щадящих грабителей. Изобретение термина «вандализм» приписывают члену конвенции Генеральных Штатов аббату Грегуару. В 1794 г. он выступил с «Докладом о разрушениях, творимых вандализмом, и средствах их предотвращения», призывая самым суровым образом пресекать уничтожение памятников искусства. В XIX в. слово «вандализм» вошло в литературный обиход как обозначение разрушения или порчи произведений искусства и памятников архитектуры. Так, в 1846 г. появилась книга графа де Монталамбера, в которой автор осуждал разрушение католических церквей.

Трактовки термина «вандализм» в современных словарях и специальных научных исследованиях существенно различаются. Большая советская энциклопедия определяет вандализм как «бессмысленное уничтожение культурных и материальных ценностей». Сходные толкования дают и другие современные отечественные справочники и словари, акцентируя внимание на иррациональности поведения разрушителя, а также на наносимом им ущербе. В. Даль обращает внимание на несоответствие действия вандалов моральным нормам, определяя вандализм как «поступок грубый, противный просвещению, образованности». Французский энциклопедический словарь «Лярусс» выделяет такой аспект, как «состояние духа, заставляющее разрушать красивые вещи, в частности произведения искусства». А в современном англоязычном источнике обращается внимание на правовой аспект вандализма: «Вандал – тот, кто намеренно или вследствие невежества разрушает собственность, принадлежащую другому лицу или обществу». В таком смысле понятие вандализма стало распространяться на повседневные проявления хулиганства. Оно стало обозначать порчу общественной, частной, коммунальной собственности, поломки оборудования в учебных заведениях, на транспорте, нанесение рисунков и надписей на стены и т.п. В современной социологической энциклопедии дается следующее определение: «Вандализм – осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах. По законодательству РФ вандализм является преступлением против общественной безопасности и общественного порядка и влечет уголовную ответственность». В Российском Уголовном кодексе данное преступление определяется как «осквернение зданий или иных сооружений, порча имущества на общественном транспорте или в иных общественных местах». Следует заметить, что юридические определения вандализма в разных странах не совпадают. Кроме того, действия, связанные с разрушением чужого имущества, циничные поступки в отношении святынь и т.п. могут иметь различную юридическую квалификацию. УК РФ содержит несколько статей, связанных с уничтожением или порчей материальных и культурных ценностей и имущества. Помимо «вандализма» это «хулиганство», «надругательство над могилой», «умышленное уничтожение, разрушение или повреждение памятников истории и культуры», «умышленное уничтожение или повреждение имущества».

В современных научных исследованиях предлагаются также различные определения вандализма. Так, А. Голдштейн определяет вандализм как намеренный акт разрушения или порчи чужой собственности. Однако при отнесении того или иного явления к вандализму следует учитывать, что многие виды ущерба окружающей среде и оборудованию наносятся не столько из-за осознанного желания разрушить, сколько вследствие невнимательности, отсутствия заботы и аккуратности, соображений личного удобства. К числу таких действий относится вытаптывание газонов, замусоривание улиц, грубое обращение с телефонными автоматами и т.п. Отличительной чертой этих поступков является то, что люди не осознают последствий своего поведения, и, следовательно, не ощущают ответственности за них. Однако на практике провести различие между намеренными и ненамеренными разрушениями довольно сложно, так как они имеют одинаковый результат – материальный ущерб и деградацию окружающей среды, а часто и ощутимый моральный вред другим людям. Некоторые исследователи считают описанные виды поведения формой вандализма. Например, Дж. Уайз дает такое определение: «Если кто-то изменяет часть физической среды без согласия на то ее собственника или управляющего, то это вандализм». Уайз различает «предумышленный» и «случайный» вандализм. Последний представляет собой повреждения из-за использования не по назначению, любопытства, озорства и несовпадения планов проектировщика и желаний пользователя. В данном исследовании нас интересует именно умышленное, целенаправленное разрушение неодушевленных предметов.

В общественном сознании вандализм часто предстает бесцельной, бессмысленной, немотивированной деятельностью. Однако это не так. Известный исследователь вандализма С. Коэн в зависимости от доминирующего мотива разрушения выделяет шесть типов вандализма.

1. Вандализм как способ приобретения. Основной мотив разрушения составляет материальная выгода. Эта форма вандализма по сути является разновидностью кражи. Примеры подобных явлений легко найти в современной российской действительности. Известно, что большой вред наносится всякому оборудованию, содержащему цветные металлы. Снимаются дверные ручки, мемориальные доски, детали приборов и устройств. Широко распространена эта разновидность вандализма на кладбищах, когда крадут цветы, венки и металл.

2. Тактический вандализм. Разрушение используется как средство для достижения других целей. Например, чтобы не допустить снижения цен, уничтожаются целые партии товара.

3. Идеологический вандализм. Этот вид похож на предыдущий, и их иногда объединяют. Об идеологическом вандализме говорят, когда разрушитель преследует социальные или политические цели. Объект разрушения имеет ярко выраженный символический смысл. Он может обозначать тип власти, социальные институты, какую-либо социальную или национальную группу. Социальные революции и катаклизмы обычно сопровождаются усилением этой разновидности вандализма. Так, разрушение памятников архитектуры во время Великой французской революции носило антимонархический, антифеодальный и антикатолический характер. Именно эти символы уничтожались особенно интенсивно. Так была разрушена Бастилия, бывшая символом королевского суда. На королевском кладбище Сен-Дени за 3 дня был уничтожен 51 памятник. Всего же за 1789 – 1800 гг. во Франции были разрушены 168 памятников искусства и архитектуры. Хорошо известно, сколь интенсивно уничтожались символы предшествующего строя и в революционной России. Например, за период с 1917 г. разрушено 25 – 30 тыс. церквей и соборов, около 500 монастырей, уничтожено не менее 20 млн икон, около 400 тыс. колоколов.

4. Вандализм как мщение. Разрушение происходит в ответ на обиду или оскорбление. Особенность этой разновидности состоит в том, что разрушение имущества представляет собой отложенный ответ на действие противной стороны и совершается анонимно. Обида может быть воображаемой, а объект разрушения может быть лишь косвенно или символически связан с первичным источником враждебности. Такая форма мщения привлекательна тем, что эмоционально эффективна, но позволяет избежать личного столкновения. Кроме того, объект мести не всегда достижим. Отмечается, что такая форма мести к тому же «часто безопасна, обычно надежна и всегда сладка».

5. Вандализм как игра. Это распространенная разновидность детского и подросткового вандализма. Разрушение рассматривается как возможность поднять статус в группе сверстников за счет проявления силы, ловкости, смелости. Такое времяпрепровождение часто имеет характер соревнования.

6. Злобный вандализм. Злобный вандализм представляет собой акты, вызванные чувствами враждебности, зависти, неприязни к другим людям и удовольствия от причинения вреда. При этом объект не столь специфичен, как в случае мстительного вандализма. Например, в 1977 г. некий мужчина облил кислотой 23 художественных полотна, среди которых были произведения классической живописи. Свой поступок он объяснил так: «Мне нужно было уничтожить то, что дорого другим».

Разные типы вандализма имеют неодинаковые результаты. Акты злобного и мстительного вандализма могут оказаться удовлетворительным способом восстановления внутреннего психологического равновесия для вандала. Однако, с точки зрения общества, они, вероятнее всего, окажутся понятыми как продукт больной психики или бессмысленные действия. Именно эти типы вандализма вызывают в обществе реакцию страха. Что касается корыстного, идеологического и тактического вандализма, то эти формы поведения воспринимаются как относительно более легитимные, более понятные, и поэтому они вызывают меньше общественного страха.

Количественные оценки вандализма провести весьма затруднительно из-за ряда обстоятельств. Прежде всего, во всем мире случаи вандализма не полностью учитываются статистикой. Люди, чье имущество пострадало от разрушений, обычно не склонны обращаться в полицию. Даже в странах с развитой системой социальной статистики не существует учета многих форм вандализма, например, в школах. В России такой учет вообще не ведется. Уголовное преследование за вандализм введено в нашей стране недавно, и юридическая практика применения наказания за данное преступление еще не разработана. Кроме того, трудности возникают и в связи с отсутствием однозначного определения вандализма.

Материальный же ущерб от вандализма достаточно велик. Э. Хаубер сообщает, что ежедневные материальные потери от вандализма в Нидерландах составляют 4 млн долларов. В 1991 г. убытки Лондонского метро от вандализма составили 20 млн долларов, французских национальных железных дорог – 14 млн долларов. В последние десятилетия увеличился ущерб от граффити. По данным американских исследователей, в 1970 г. ущерб, связанный с устранением рисунков и надписей на станциях и в вагонах метро Нью-Йорка, оценивался в 250 тыс. долларов, в 1974 г. – 2 млн долларов. В 1989 г. округ Лос-Анджелес, города Нью-Йорк и Сан-Франциско потратили на борьбу с этим явлением соответственно 50, 55 и 2 млн долларов. Согласно Э. Голдштейну, общий ущерб от вандализма в США превышает 1 млрд долларов. Убытки от вандализма только в американских школах составили в 1969 г. 100 млн долларов, а в 1990 г. – 600 млн долларов.

Следует особо отметить, что вандализм влечет за собой не только материальный ущерб, но имеет и серьезные социально-психологические последствия. Разрушения и поломки существенно меняют воздействие городской среды на эмоциональное состояние личности. Известно, что некоторые характеристики окружающей среды ассоциируются у людей с опасностью и нестабильностью. Разбитые стекла, грубые надписи и рисунки, поврежденные телефоны, мусор и т.п. воспринимаются как симптом социальной деградации, признак ослабления социального контроля, что порождает беспокойство, чувство страха и уязвимости. Ощущения беспорядка и упадка, в свою очередь, провоцируют дальнейшие деструктивные действия, увеличивают вероятность новых разрушений. Люди, чье имущество подверглось разрушениям со стороны вандалов, испытывают повышенный страх оказаться жертвой насильственных преступлений. Некоторые виды вандализма (например, порча культурных символов, надписи, содержащие агрессивные высказывания в адрес отдельных национальных групп) могут провоцировать социальные конфликты. Наиболее важным социальным последствием вандализма является то, что усвоенные модели деструктивного поведения в дальнейшем повторяются в усиленной форме. Это значит, что вандализм потенциально содержит опасность разнообразных, в том числе более тяжелых форм деструктивной деятельности человека.

Итак, объектом деструктивной деятельности человека достаточно часто становится окружающая его природная среда и предметный мир культуры. Основными формами деструктивной деятельности человека, направленной на окружающую среду, являются экологическая преступность, экологический терроризм, экоцид, вандализм. Деструктивные для экологии последствия человеческой деятельности обусловлены во многом спецификой экономического развития современной техногенной цивилизации, хотя в данном случае деструкция и не является основной целью деятельности. Масштабы разрушения окружающей среды в настоящее время таковы, что ставят под угрозу само существование человека как вида и вызывают необходимость скорейшего проведения комплекса мероприятий, призванных минимизировать негативные последствия деструктивной деятельности человека.

Учитывая, что творчество и деструкция имеют во многом общую природу, следует отметить, что снизить негативные последствия деструктивной деятельности человека можно лишь переориентировав ее в деятельность созидательную, творческую. Чтобы деструктивная деятельность не получила широкого распространения, в обществе должны быть созданы условия для самореализации и продвижения по социальной лестнице, должна существовать разделяемая большинством система ценностей, ориентирующая индивида на творческую самореализацию, а не на деструкцию. Пытаясь уменьшить негативные последствия деструктивной деятельности, важно осознавать, что хаос, заложенный в природе человека, неизбежно потребует выхода, но в чем он найдет свое воплощение – в созидании или разрушении – зависит от общества и от самого человека.

скачать книгу Лысак И.В. о механизмах и последствиях деструктивности

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Обратная связь

Авторизация




 

© 2013-16 Ирина Лысак. Все права защищены